Category: музыка

качели

= купальный сезон 2016 =

Открыт 1 января в Индии (Кандолим, Гоа).



- Какой отличный Индийский океан!
- Кстати, это Аравийское море, по-моему...
- ЭТО. ИНДИЙСКИЙ. ОКЕАН.


Переоткрыт 12 марта в России (озеро Шарташ, Екатеринбург).


(фото Полины Сойреф).
(мой девиз: нелепа и круглобока!).
(вдох и немного "Дороги в рай").


Впервые была в проруби. Очень круто!

Collapse )
качели

= игры, в которые играют люди =

Папа Карло из бревна, а я из кочерыжки, из капустного кочана
вырезаю куколку, даю ей лицо и платье в полосочку (поперечную),
я сама себе говорю: ты знаешь, лучше не начинать -
и немедленно начинаю, ну разумеется, ну конечно,

таскаю в ладони куколку, грею, колыбельную песню пою -
не дремучий фольклор, только то, чего можно касаться,
на трамвайной остановке стою, мурлыкаю: баю, баю-баю,
смерть моя на игле, игла в яйце, яйцо-то в утке, а утка в зайце,

заяц на неоновой вывеске какого-то эклектичного кабака,
а кабак в Москве, а Москва в любых новостях, на любых иконах.
И покачивается ладонь моя в такт, прохладна, неглубока,
куколка слушает песню внимательно и покорно,

что с нее взять, кочерыжка, ни радости, ни беды,
уютно устроилась в постели своей, белой и пятипалой,
лелеемая безделушка, неизбежно сгниет, не дожив и до будущей среды,
подумаешь, вырежу себе новую, опять из чего попало,

в то же платье одену, такие же глупые песни буду ей напевать,
топтаться на остановках трамвайных, оглядываться, носом немного хлюпать.

Замерзает ладонь моя, ладонь без перчатки, назначенная кровать.

Хочется придумать куколке имя, хочется как-то ее назвать,
жду свой трамвай, прикидываю, выбираю между Надей и Любой.
я сижу у окна

= снежный король =

Мариэль, тоже на тему "музыки в наследство".

Юной снежной принцессе королева застилает кровать,
Каменные сфинксы ежатся, потягиваются львы,
Зима - такое время, когда вместо жить приходится выживать,
Даже маленьким обитателям моей большой головы,

Они начинают буквы хватать и их не на место класть,
Задумываться об эмиграции, собирать запасы рома и коньяка,
И, как обычно смотрят в окна, выглядывают из глаз,
Беспокоятся, а снаружи ночь и сплошные снежные облака,

Что же будет медом, если снежинки - пчелиный рой,
Складываешь "вечность" - получается только "часть",
Девочка просыпается в середине зимы, говорит: "Мой папа король?",
Мама отвечает: "Король, но знать бы, где он сейчас",

Здесь он, где буквы непохожи на зверя, а он сам непохож на ловца,
Стоит посреди зимнего мегаполиса - без шапки, без особых примет.

Герда, не отвечай, пока не дослушаешь музыку до конца,
Неважно уже, победного или нет.
в свете лампы

= и как-то так тоже =

"Нет, это не цель, а всего лишь средство,
Чтобы пробудить полузабытые чувства -
И я пропускаю удар в самое сердце,
Как всегда, из любви к искусству..."

(с) А. Погольский.

- - - - - - - - - - - - - - - - -

Отрывок из одного письма
(самое важное, конечно, остается за кадром, но тем не менее):

"Я бы хотел поговорить с Вами о смерти сегодня, о мой лирический герой. Очень скоро Вас не станет: Вы подойдете к алтарю одним человеком, а отойдете уже другим. Вот такая малая, но очень приятная жертва Танатосу.
(...)
Искренне надеюсь, что Вы и без меня все понимаете, но пишу это, потому что знаю, как порой человеку нужна уверенность. Людям свойственно умирать гораздо чаще, чем кажется на первый взгляд. Многое в нашей жизни на символьном уровне есть не что иное как мистерия имени Танатоса.
Так танцуйте, пойте, смейтесь и любите, пока все мы благодаря Ему и не без помощи Его воссоединимся. Пейте вино и никогда ничего не бойтесь. На этом прощаюсь, и если Вы когда нибудь захотите, мы можем сыграть с вами в кости  или просто никогда не увидеться.
А меня ждет мой дилижанс и пара мертвых европейских друзей.
Легкой дороги".
забаррикадируйся

= Айша: сокращая Бродского =

Я хотел бы жить, Фортунатус, в городе, где река
высовывалась бы из-под моста, как из рукава -- рука,
и чтоб она впадала в залив, растопырив пальцы,
как Шопен, никому не показывавший кулака.

Я хотел бы жить, Фортунатус, в городе, где река.

Я хотел бы жить, Фортунатус, в городе.

Я хотел бы жить.
я сижу у окна

= середина осени =

Коломенское, 16 октября.

Сердце болит. И сиды выходят из-под холмов,
Смотрят настороженно, ни слова не говоря.
Глупая девочка, этот сюжет не нов:
Съевший последнее яблоко не вернется из октября.

Тихую флейту то ли ты слышишь, а то ли нет,
А возвращаться то ли не хочешь, а то ли да.
Медленно тянешь руку ко рту, как будто во сне -
И погружаешь зубы в холодную плоть плода,

Хрустко, неописуемо, страшно и глубоко,
Сладко, пронзительно, грустно и тяжело.
Ты закрываешь глаза, съедаешь яблоко целиком,
Семечки прорастают пучками слов,

Ты их молчишь - никого, никогда, никак -
и учащенный пульс - и блеск глаз - и румянец щек...

Ты никогда не узнаешь наверняка,
Это последнее яблоко? или там были еще?
беспечно; пролетая над

= про козу =

Не про ту, которая "три мудреца в одном тазу тащили из носу козу", а про деву, уподобляемую козе.
Тем более что давненько уж собиралась зафиксировать.

Collapse )

З.Ы. Collapse )