Category: образование

забаррикадируйся

= осколки и осколочные ранения =

1.
Бесполезно спрашивать у тебя, тополь, спрашивать у тебя, ясень,
Как мне найти лирического героя.
Когда существует выбор, плакать или смеяться,
Я выбираю второе.
Бесполезно спрашивать, где брать новые смыслы, какие выставить планки,
Зачем мне все эти роли.
Если есть только выбор, плакать или же плакать,
Я остаюсь верна себе и выбираю второе.

2.
Время собирать рубашки, увешиваться каменьями,
Жить в чужих квартирах и не хотеть своей тем не менее,
Гладить чужих котов и не хотеть своего тем более,
Выпрямляться, идти, держа осанку, это от боли,
Это как будто весь вечер пить, пренебрегая закусками,
Время садиться на Братиславской, переходить на Курскую,
Время помнить, что снится, и забывать, что явлено.
А скажите, та, что живет мою жизнь, это именно я ведь?

3.
Лабиринты стеллажей удивительны и беспредельны,
Хищный взгляд на добычу, довольный клекот.
Обращайте вниманье на невидимые предупрежденья
На обложках и переплетах.

Эта книга станет кроватью/дверями/няней,
Хлебом насущным, привычкой неистребимой.
Эта книга просто книга, она ничего не меняет.
Это мертвая книга, но живую ее любили.

Что обычно происходит с обрушивающимися словами?
Бьют, в волосах застревают, скатываются по коже.

Книга, на которой написано "осторожно, медленно убивает".

Будьте неосторожны.

4.
Это задача для самой младшей из младших школ:
Самоубийца Егор поднимается на небоскреб пешком,
Отдыхает на площадках, выходит на крышу, грубо взломав замок,
Садится на корточки, морщится, заметив, что сильно взмок,
Достает бутылку кефира, мятый жует бутерброд,
А потом становится на парапет, закрывает глаза и шагает вперед.
Это происходит на пятьдесят втором этаже,
Но двумя секундами позже Егор передумывает уже,
Раскаивается, отчаивается, хочет вернуться, все переиграть с начала совсем.
Высота каждого этажа ровно три сорок семь,
Массу Егора в куртке и с рюкзаком посчитаем за шестьдесят,
Ускорение, если не помните, в учебнике можно взять,
Ветром пренебрегаем, внизу автострада и теннисный корт.
Сколько этажей против воли пролетит самоубийца Егор?

5.
В слове "любовь" при подсчете двенадцать букв -
Буква за две, как день за два.
Одиночество мое всегда Екатеринбург,
Даже если сейчас Москва.

(10 ноября, Люблинско-Дмитровская и Таганско-Краснопресненская ветки; 12 ноября, Замоскворецкая ветка и Нагатинский затон; 13 ноября, Баррикадная-Братиславская-Таганская; и где-то между; и я по-прежнему не умею быть целиком там, где нахожусь сейчас).

люди-люди

= суббота: кусочек восточной азии =

Напечатанные стихи Умки - неправильные стихи Умки; вот когда она сама их вслух читает - другое дело!
А я иначе чувствую интонацию, чем она должна быть.
Я не вижу тепла, где есть тепло, не вижу пофигистической небрежности, где есть небрежность; и вообще, екатеринбургская Ласька настолько сурова, что ей нет нужды быть челябинской.

Но я не об этом хотела. А об учёбе.
Вообще, знаете, такое забытое чувство. Когда зима, холодно-с-ветром, снега нет, жизни нет, утро субботы, а ты просыпаешься, вставляешь спички в глаза и звездуешь на троллейбусную остановку - ехать на Чапаева.
Сдаешь шкурку в гардероб, пьешь горячий шоколад (кофематный) и вспоминаешь второй курс,
а в расписании постоянно натыкаешься на фамилию М-ва.


Итак. В аудитории (помимо И.С. и наблюдателей в лице меня и еще одной леди с курсов) - три китаянки из УПИ и три кореянки из УрГУ. Им в конце декабря сдавать тест, 1-ый уровень; и вот они каждую субботу готовятся, тренируются выполнять соответствующие задания. Тест состоит из пяти частей, которые суть: лексико-грамматическая; чтение; письмо; аудирование; говорение. Сегодня урок говорения.
Из четырех видов заданий разбирались три: коротенькие диалоги в воображаемых ситуациях (сперва надо адекватно ответить на поставленный вопрос, на это дается десять секунд; потом - самой начать диалог, что-то спросить/попросить/сообщить) и рассказ на заданную тему, длинный и связный. С рассказом получилось так: сперва кореянки Джийон и Джимми (я не уверена, что их именно так зовут, все имена воспринимала на слух) говорили на заранее подготовленную тему ("моя семья"), заглядывая в тетрадку; потом И.С. дала десять минут на подготовку (написание) рассказа "моя страна", и говорили уже все, по очереди.
Исправление ошибок шло по ходу пьесы, И.С. писала на доске.
+ потом были еще мелкие задания какие-то, советы, общие рекомендации.

As for me, я обратилась в зрение и слух. Воспринимала все подряд и сверкала улыбкой шире швабры.

Девчонки интересны до офигения - по крайней мере, первое впечатление такое.
Одеваются сдержанно, цвета в основном темные; половина вообще сидит на уроке прямо в верхней одежде, в пальто, в куртках.
Самые короткие волосы - у Джийон, острижены чуть ниже плеч. Гладкие, тяжелые.
Джийон пишет автоматическим карандашом; остальные, кажется, тоже, но я не рассмотрела (потому что они сидели передо мной, и только Джийон - рядом).
Перед каждой - ворох бумаг, распечатки какие-то, тетради, листочки; плюс методичка, плюс у Джийон еще был толстый словарь. Тетради, кстати, у кореянок большие, А4; в линейку. У китаянок обычные и в клетку.
Джийон пишет только на правой стороне тетрадного разворота; кисть руки при письме выраженно опирается на выставленный мизинец (я попробовала так же - неудобно!).
Китаянка, которая сидела справа, в тетради пишет как бы "с конца в начало". Т.е. листы переворачивает справа налево (как в неотзеркаленной манге).

Основное ощущение от дев - это ощущение чуда. Они очень здорово понимают, что им говоришь! (а ведь И.С. свою речь не упрощала, только интонацию сильнее акцентировала). И сами говорят тоже вполне вменяемо. Понятно.
Ян Фэй, китаянка, почти без акцента даже, йоу! Но чудовищно путалась в падежах. Вообще, у китаянок все плохо с падежами; а у кореянок с падежами гораздо лучше, но произношение чудовищное. И ударения путают.
И у тех, и у других проблемы с глаголами совершенного и несовершенного вида (слушать/слышать, видеть/смотреть и т.д.).
Но мысль в слова девы облекают живенько.

Я записала, что успела.

Джийон (?), Корея: "Я слышала, что мои мама и папа учились вместе в школе и там начали любить друг друга. Они любили друг друга семь лет!"
(имеется в виду, семь лет встречались, потом поженились).

(про брата двенадцати лет): "Он продает мороженое. Это его первая общественная жизнь".

"... училась на корейская литература факультете".


"Я думаю, что русский язык очень трудный и сложный, поэтому мне нужно больше стараться. Маша, помоги мне, исправляй ошибки, когда я говорю ошибки!"

(Маша - обращение к воображаемой русской подруге, судя по всему, подобное обращение - необходимая часть каждого рассказа).

Джимми (?), Корея. Начинает рассказ так: "Привет! У меня есть пять членов из семьи!"

Про Корею девы говорят особенно хорошо и трогательно. Интересно!
"У Кореи очень грустная история, потому что раньше Корея была колонией Японии... и вела войну с другой страной. Теперь она разделена. Я желаю, чтобы она объединялась". Это Джимми. И она же рассказывает про ханго (?), корейское письмо: "оно считается учеными, потому что это важное и аналитическое письмо".
"Я думаю, особенно интересная страна - Корея ночью. Потому что много магазинов не закрыто. Корейцы очень любят гулять в центре очень поздно. <...> Если ты приедешь ночью в три часа, это не опасно".
Другая кореянка, не Джимми и не Джийон: "наша страна - умерЕнный пояс". "Зимой очень холодно. Зимой обычно минус три градуса!"
Джийон, о временах года в Корее: "Из них мне нравится весна, потому что тогда есть мой любимый праздник. Он называеттся праздник Сакуры. <...> Это прекрасное зрелище, когда цветы сакуры летят".
Она же: "Когда я приехала в Россию, я очень удивилась, потому что чаще видела вещи корейской фирмы. <...> Когда я вижу корейский вещь, я чувствую гордость".

Ян Фэй, китаянка. Утверждает, что в ее стране "пятьдесят шесть наций" и "тринадцать тысяч миллионов населения". "В Китае на юге и на севере разные климаты". "У него [у какого-то очень известного китайского художника, о котором я впервые слышу - Л.] много творчества висят в музеях разных стран".
Вторая китаянка (которая говорит "температурла" вместо "температура", и я подозреваю, что она откуда-то с юга): "Китай большой, красивый и известный в мире. В Китае теплее, чем в России". Про отдых на побережье: "надо ехать в море - плавать".
Третья китаянка поразила меня гениальной мыслью: "В моей стране на юге теплее, чем на севере".

В какие-то моменты мне казалось, что они думают как-то по-другому, чем мы.
Но я поняла: в целом ход мыслей такой же. Просто другие обычаи и другие синтаксические конструкции (а они ориентируются на свои, разумеется, они как бы переводят на русский то, что хотят сказать, и все-таки с усилием переводят).
И совершенно невозможно то, как они говорят, передать на письме. (( Теряются все особенности, все очарование.

P.S. Я соорудила эту запись в субботу днем, по горячим следам. Но замоталась, и потому отправляю только сейчас.
забаррикадируйся

= приближается осень какая по счету приближается осень =

Дома в очередной леденящий душу раз нет тырнета; в отделе куда-то запропало три Льва Николаевича.
Я второй день пью баралгин и думаю странное.
Или вижу его во сне.

Утром (уже когда вымытая и мокроволосая я залезла под одеяло, чтобы подрыхнуть еще сорок девять минут) привиделось, что некая Хокина подруга нарисовала нас четверых - Хоку, Вирну, меня и Няку - в пространстве универа; и очень здорово нарисовала, очень похоже... настроенчески, что ли? сутью? В этих картинках было что-то от Мухи, и что-то от аниме, и от Дженни Долфен, и от Эролин. И все настолько... соответствующе? Я была нарисована совершенно такая, какой себя ощущаю: вихрастая-растрепанная, веснушчатая, зависимая. И вот Хока эти картинки свешала у себя на дайрике, я смотрю, радуюсь и к себе хочу потащить.
И вдруг - без какого-либо логического перехода - я оказываюсь длинной и тонкой, вьющейся, гибкой, вплетенной в орнамент ковровой страницы Линдисфарнского Евангелия. И этот орнамент подвижен, течет, перетекает на другие страницы, струится между букв, стелется карликовой березкой; мне совершенно нормально и не страшно течь среди птиц, между кошек, мимо львов, а где-то впереди Адсон из Мелька. Или распятие. И я не могла решить, с чем встретиться хуже, пока будильник не заиграл вальс из "Мюнхгаузена".

У меня что-то не так с памятью на лица, с памятью на ощущения_от.
У меня все плохо со зрением (и давно). Рассеянность моя - во многом защитная реакция психики, очевидно.
Там, где не спасает смирение.
Там, где я связываю прощение с равнодушием, минуя забвение (потому что забвение - это только следствие, внешнее проявление).
Я иду по коридорам, по улицам, вижу людей, киваю знакомым - и не могу с уверенностью сказать, они это или нет.
Не могу с уверенностью сказать, узнала ли человека на фотографии - Новгород, лето моего рождения. Ээ Тьен? или просто кто-то похожий? или даже не очень похожий? (а даты вполне логичны).
Ходила на истфак, вглядывалась. И снова пойду, наверное.
Еще один лирический поворот.

Универ вокруг меня - какой-то совершенно чужой, незнакомый. Нисколько не принадлежащий мне.

Я уже говорила в @diary - я очень неосторожно обращаюсь с информацией в сети (и всегда было так).
Ощущение, похожее на безнаказанность, похожее на псевдоним или вовсе анонимность; похожее на свободу, похожее на "не на самом деле",
как будто ты один, наедине со своими мыслями-страхами-желаниями, как будто на тебя никто не смотрит - и никто тебя не видит, соответственно.
Как следствие - нездоровая откровенность, душевный эксгибиционизм. Выворачивание чувств наизнанку и нанесение их на монитор черными буковками. Люди, превращенные в персонажей, но названные своими именами.

... Не знаю, что это со мной.
Кажется, осень. С элементами неврастении.

Психоаналитик - страшный монстр внутри меня, но он спит и никогда не проснется. Надеюсь.

З.Ы. Для тех, кто испугался за мое душевное здоровье, прочитав этот пост.
Имейте в виду - несмотря на глубинные процессы всякой херни, я остаюсь вменяемым человеком, годным для продуктивного диалога, внятно отвечающим на вопросы, умеющим улыбаться, жарить картошку и радоваться мелочам. Короче - остаюсь Ласькой, и ничего такого особенного со мной не. )

З.З.Ы. Чтобы не заводить новый пост, запишу здесь же (как в анекдоте про похороны - "ну, и чтоб второй раз не вставать, за прекрасных дам!") рабочие праздники:
- день рождения универа;
- день библиотек;
- день рождения начальства;
- день Обретения Торы.